В нашем доме мы сдаём апартамент.

Все подробности и фото на странице   Снять апартамент в Позитано.

               «Остров Нуреева» - Архипелаг «Ли Гàлли»

Русский след в Позитано

                   
 

           

 

 А это объявление из серии - "Живём только раз!"

для очень "серьёзных" людей. 

     Остров можно арендовать! 

                               

 Там 7 роскошных двухместных номеров, всё включено, трансфер с 

 берега  (Неаполь, Сорренто, Позитано).  Т.е, уровень 5*люкс!  

 Представляете - отпраздновать День рожденья или свадьбу;  

 просто отдохнуть; переговорить конфединциально, без лишних  

 свидетелей; поразмыслить, подвести предварительные итоги  

 удавшейся жизни или "пустить пыль в глаза" независтливым  

 партнёрам по бизесу  - это же "то, что доктор прописал!"                   

                    Подробности и цена - по запросу   -             

 Бюджетников прошу не беспокоиться и не морочить голову - здесь очень эксклюзивный отдых и "пахнет", сами понимаете, десятками тысяч евро.

      «Остров Нуреева» - так называют его туристы.

    На самом же деле, географическое имя совсем другое – «Архипелаг Ли Галли».  Почему архипелаг, да потому, что там не один, - а целых три острова! Просто они совсем маленькие и находятся на близком расстоянии  друг от друга. И расположены таким образом, что из Позитано смотрятся как один остров.

    Если вы посмотрите фотографии, которые я прилагаю, то на них вы  чётко это увидите.

   Я хотел вам рассказать об Архипелаге своими словами, но совсем недавно по радиостанции «Свобода» в рубрике «Поверх барьеров» прошла передача под названием «Архипелаг Нуреева»,  в которой очень интересно и обстоятельно историю архипелага рассказал мой хороший знакомый историк Михаил Талалай. Поэтому я и решил полностью взять материал из сайта радиостанции «Свобода».  И вы можете не только прочитать, но и послушать аудиозапись этой передачи. Там упоминается и моё имя и звучит песня, которую я посвятил «острову Нуреева».

     Прежде, чем вы начнёте слушать песню и передачу, хочу ответить на    вопрос, который мне задают многие - как попасть на остров? Отвечаю - никак!  Остров - частная собственность и посетить его, как вы понимаете, можно только по приглашению владельца. А вот подплыть к нему на достаточно близкое расстояние - это пожалуйста! На большом пляже Позитано есть несколько кооперативов, предлагающих на прокат лодки разных типов. Вот, например, наши друзья договорились (за 70 евро в час) и их на скоростной моторной лодке провезли вокруг острова. Как раз в час и уложились.

 

Аудиозапись передачи "Архипелаг Нуреева"

от 15 сентября 2009 г. Радио "Свобода"                    КЛИКНУТЬ СЮДА

                                              

Песня "Un isola d'amore" (Остров Любви).

муз. Владимира Камоликова, слова Carlo Cinque (Карло Чùнквэ)                                            Исполняет автор  - Владимир Камоликов                                     КЛИКНУТЬ СЮДА

_____________________________________________________________________________   

Поверх барьеров с Иваном Толстым

15.09.2009 21:00

Андрей Гаврилов, Иван Толстой


Иван Толстой: “Архипелаг Нуреева” в Средиземном море впервые открыт для общественности, но лишь на несколько дней.

(Звучит гимн)
Звучал официальный гимн архипелага Ли Галли, песня “Остров любви”, написанная и исполненная Владимиром Камоликовым, жителем итальянского Юга.
Рассказывает наш итальянский корреспондент историк Михаил Талалай.

Михаил Талалай: Рудольф Нуриев, отщепенец, приговоренный к 7 годам лагерей, купил себе на Средиземном море архипелаг – это известие, просочившееся в советскую прессу, застряло в памяти.
Архипелаг этот, представлявшийся чем-то большим, как слава Нуриева, на поверку оказался весьма скромным – по сути дела, эта компактная группа из трех скал – на Черном море такие скалы называют еще скромнее – камни. Но слава этих камней, действительно, превосходит их размеры.
Первыми их прославил другой русский танцор и хореограф, Леонид Мясин, первооткрыватель архипелага Ли Галли, что расположен у Амальфитанского побережья, напротив курортного городка Позитано.
Леонид Мясин уехал на запад юношей, в составе Русских балетов Дягилева, и сделал свою блестящую карьеру уже в Европе – и в Америке. На Юге Италии ему предоставлял гостеприимство литератор Михаил Семенов, живший как раз в Позитано.

Предоставим слово самому Леониду Мясину.

Диктор: “Когда мы завершили наш сезон в Сан-Карло 1916-1917 гг. , Михаил Николаевич Семенов предложил мне остановиться у него и его супруги в их летнем доме в Позитано, в тридцати километрах южнее Неаполя. В этой крошечной рыболовецкой деревне меня очаровали побеленные домики, которые громоздились один над другим так, что создавалось ощущение какого-то горного ущелья. Дягилев однажды сказал, что Позитано – единственная вертикальная деревня, какую он когда-либо видел, и действительно, дороги там были не чем иным, как крутыми лестницами, переплетавшимися во всех направлениях между домами. Семеновы жили на краю деревни в прелестной, преобразованной в дом мельнице. В первый же вечер я, случайно выглянув из окна, увидел необитаемый скалистый остров в нескольких милях от побережья. На следующее утро я спросил о нем у Михаила Николаевича, и он рассказал, что это был самый крупный из трех островов Ли Галли, а два поменьше не видны. Острова принадлежали местной семье Парлато. Это семейство использовало их только для весенней перепелиной охоты. Мы взяли лодку и отправились на серый каменистый остров, на котором не было никакой растительности, кроме опаленных солнцем кустарников. На расстоянии распростерся залив Салерно, и в целом вид вдоль моря был великолепен. К югу располагался Пестум, на северной стороне – три высокие скалы острова Капри. Я чувствовал, что здесь мог бы найти уединение, в котором нуждался, откажись я от изнуряющего давления избранной мною карьеры. Я решил, что однажды куплю Ли Галли и сделаю его свои домом”.

Михаил Талалай: Сказано – сделано. Семенов поторговался с владельцами Ли Галли и в 1922 году у архипелага появился новый хозяин. Местные жители говорили о нем, как о “сумасшедшем русском, который купил каменный остров, где могут жить только кролики”.
Сам Семенов тоже оставил воспоминания о легендарной покупке – они вошли в толстый том его мемуаров, подготовленный римским жителем Владимиром Кейданом и выпущенный в Москве в прошлом году. Согласно Михаилу Семенову, Дягилев был очень недоволен покупкой, сделанной его фаворитом: чуть ли не из-за этого архипелага их отношения расстроились и дорожки разошлись. Тот же публикатор Владимир Кейдан, обнаружил в полицейских архивах маленькое дознание по поводу архипелага: из местной префектуры в Рим, в Министерство внутренних дел, сообщили, что “цель покупки Мясина установить не удается. Острова ни для чего ни пригодны”.

Мясин не раз возвращался на эти непригодные острова. Вот еще одно его свидетельство – из книги “Моя жизнь в Балете”.

Диктор: “Всякий раз, когда я в последние годы был свободен от профессиональных обязательств, я все больше и больше времени проводил на островах Ли Галли, совершенствуя и сооружая все, что способствует хорошему отдыху. Не так давно я занялся реконструкцией башни
XIV века и задумал построить большую музыкальную комнату на первом этаже, украшенную прекрасными колоннами из каррарского мрамора. Я также начал строить каменный коттедж на самом южном конце острова и над амфитеатром на открытом воздухе с видом на Капри.
По многим причинам острова Ли Галли играл важную роль в моей жизни. Именно там я сочинял хореографию для своих самых известных постановок, именно там родилось больше всего находок для моего учебника. (…)
Может быть, это было причиной, почему я поддерживал Ли Галли годами, несмотря на все трудности. А они все еще существовали. В январе 1964 года на остров обрушился шторм, который частично размыл участок, приготовленный для амфитеатра (…). Я был на острове в это время и, увидев как огромные куски бетона с грохотом падают в море, бросился бежать. Но я не был обескуражен и решил продолжать строительство амфитеатра, который скопировал с увиденного в Сиракузах (…). Когда все работы были окончены, я задумал основать фонд, который будет поддерживать остров, как художественный центр. Таким образом, я надеялся продолжить дягилевскую традицию, когда вместе собираются молодые художники, композитора, писатели, артисты балета и хореографы, чтобы обменяться идеями и создавать новые работы. Я уже заручился поддержкой Итальянской туристической ассоциации, и едва только у меня появятся необходимые финансовые средства, я займусь этим проектом, для которого уже придумал название: “Вечера на островах Ли Галли”.

Михаил Талалай: Сделать это Мясину не удалось. Не удалось – по другим причинам – и следующему их владельцу, Рудольфу Нурееву.
Да, я не оговорился – в советской прессе танцор звался как Нуриев, а в прессе западной и постсоветской – Нуреев, как было по паспорту и как того сам хотел танцор. Бог знает, почему после его скандального бегства фамилию исказили – есть мнение, что хотели таким образом наказать беглеца - хотя бы виртуально. Мне кажется это натяжкой, не были советские власти столь уж изощренными. Написание Нуриев более соответствует татарской традиции, сам носитель спорной фамилии не имел возможности требовать правильного написания в советской прессе – так до конца 80-х годов и существовало две ипостаси – отщепенец Нуриев и корифей балета Нуреев. Сейчас же и в России просвещенные люди пишут Нуреев.
В этом году в Неаполе вышла книга местной деятельницы культуры, моей давней знакомой, Джулианы Гарджуло. У книги лапидарное название – Рудольф Нуреев. Джулиана Гарджуло повторила операцию 20-х годов – она помогла танцору обрести этот уголок – на сей раз у наследников Мясина. Девиз Нуреева был следующий: “Хочу опустить уставшие ноги в теплое море”. На архипелаге Ли Галли ему это удалось. В своей книжке Джулиана Гарджуло подробно рассказывает о приездах Нуреева на острова и вообще на Итальянский Юг и мы надеемся, что эта публикация дождется своего издания и на русском языке. Сейчас сообщу лишь одну, несколько разочаровавшую меня деталь: Гарджуло пишет, что Рудольф совершенно не беспокоился о памяти Мясина, решительно выбрасывая в море большую часть старой обстановки и архивные бумаги. Эгоцентричный танцор обустраивал тут свой собственный мир, с турецкими изразцами и с арабской вязью. “Это цитата из Корана?” - спросила раз Джулиана Гарджуло. “Нет, это имя моей мамы” - таков был ответ Рудольфа.
В середине 90-х годов, после смерти Нуреева, архипелаг приобрел один соррентийский гостиничный магнат, Джованни Руссо, что обозначает “русский”. Он шутливо говорит, что карма у него такая – скупать русские места: чуть раньше он приобрел в Сорренто виллу, где жил Максим Горький. Руссо - большой поклонник русской культуры, и даже свою любимую собаку назвал Игорь, может быть, в честь Стравинского. В этом, кстати, итальянцы ничего не видят зазорного, та же Джулиана Гарджуло назвала свою собаку Рудольф.
Новый владелец Джованни Руссо в итоге и воплотил старую мечту Леонида Мясина об “вечерах на островах Ли Галли”. Не сразу, правда, а 15 лет спустя после их покупки. В конце августа тут прошли первые музыкальные концерты и танцы, а затем 5-6 сентября – небольшой искусствоведческий семинар. Все это происходило в рамках ежегодного фестиваля “Позитанский миф”. На острова Ли Галли могли приехать все желающие.
Понятно, что музыка звучала здесь и раньше, но в узком кругу. Вот пример. Несколько лет тому назад у Джованни Руссо гостил музыкант Владимир Камоликов, обосновавшийся в Позитано. Его расположили в комнатах Нуреева – на сей раз новый хозяин бережно отнесся к обстановке предшественника. Под впечатлением своего пребывания Владимир Камоликов написал красивую мелодию. Слова к ней сочинил Карло Чинкве, другой гостиничный магнат, владелец самого лучшего в Позитано отеля “Сан Пьетро”. Гимн этот звучал и эти дни открытия архипелага для публики – так что русская традиция продолжается: теперь ее ведет сеньор Джованни Руссо, что в дословном переводе означает господин Иван Русский.

 

Позитано - рай на земле